Психоневрология (история)

Собственно, не знаю, зачем об этом писать. Эта история произошла довольно давно, я даже не помню подробностей. Но это может быть интересно для любителей разгадывать загадки.

Итак, приступим. Тогда я лежал в психоневрологическом отделении, в уютном боксе с двумя комнатами. Это примерно как в третьесортной гостинице: две комнаты и один санузел. Нас там было пятеро: Костик (эпилепсия), Пал Палыч (панические атаки), Стасик (шизофрения), Олег (социопат) и я. Я жил в одной палате с Олегом, остальные (трое) — в другой.

По ночам я изводил Олега своей привычкой крутить ручку приёмника, которая скрипела, как кости старого извращенца. Не знаю, простит ли он мне это хоть когда-нибудь. Как я угодил в эту компанию, рассказывать долго; может быть, как-нибудь в следующий раз.

 

Главное заключается в том, что мне оказались рады и приняли, как родного. Обычно в психиатрических отделениях отбирают даже шнурки на спортивных штанах, но тут мы чувствовали себя королями: в палатах были розетки, в санузле — двери.

Не помню, кому первому пришла в голову идея бухнуть, но в итоге меня снабдили всем необходимым и отправили в гастроном. Вообще-то покинуть территорию отделения нереально, через решётки хрен просочишься.

Но я нравился одной медсестре, и был выпущен на волю с условием не безобразничать. Когда я вернулся и позвонил в звонок, выяснилось, что дело — дрянь: пришла старшая медсестра. У меня за пазухой были спрятаны две бутылки водки, и надо было что-то решать.

Я соорудил себе гипертонический криз (я это умею) и начал скрести решётку, воя, как оголодавший котёнок. Меня приняли, измерили давление, вкололи магнезию и отправили отлёживаться. Трудно описать энтузиазм, который я вызвал своим появлением в палате.

Самая голодная в плане секса девушка не оказывала мне столь горячего приёма, как эти четверо. Всё происходившее дальше, я помню смутно. Помню, что была пятница, мы пошли в раздевалку, откупорили бутылку… Учитывая, что всё это легло на не совсем безобидные медикаменты, меня можно понять.

Через час нарисовались две сестрички, и здесь я должен приостановиться… Что такое секс в психиатрии, поймёт только тот, кто его пережил. Единственное, что я могу сказать, наверное, именно это событие заставило меня сейчас колотить по клавишам.

Возбуждение, испытанное мной тогда, даёт о себе знать. С утра произошёл кипеш. У Костика, Стаса и Пал Палыча пропали часы. Кроме того, У Пал Палыча пропали деньги, на которые была вся надежда. Теперь будущее всех нас пугало. Без денег не было шансов вновь почувствовать себя человеком.

Приехал сам заведующий отделением, мужик, больной на всю голову. Было проведено строжайшее расследование, в результате которого выяснились следующие факты. В пять утра Стас проснулся от странных звуков. Ему показалось, что кто-то открыл и закрыл тумбочку.

Поскольку он спал мордой к стене (у нас так было заведено), он зевнул во всё горло и перевернулся. Единственным, что он увидел, была задница пожилой санитарки, тщательно моющей пол. Это навело его на брутальные мысли, и он потянулся за часами, которые лежали на тумбочке.

Часов он не нашёл… Собственно, именно с этого момента, стали разворачиваться события, которые я в последствии тщательно проанализировал. Стас больше не спал. Когда проснулись остальные, он всё им рассказал, те подняли на уши всё отделение. Было семь утра.

Одна из сестёр взяла Стаса за шкирку, и начался повальный обыск. Как шмонают в психиатрии, я описывать не буду. Единственное, что могу сказать, спрятать что-то в такой ситуации нереально. Был прочёсан каждый кубический сантиметр, и найденные в раздевалке пустые бутылки от водки вызвали нездоровый ажиотаж в среде медперсонала. На меня теперь смотрели с подозрением, так как кроме меня, никто не покидал пределов отделения.

Скоро нашлись часы Стаса. Они лежали в кармане халата человека, которого на выходные отпустили из больницы. Было решено произвести осмотр прилежащей территории, так как стало очевидным, что пропавшие вещи и деньги были выброшены в окно. Поиски не принесли никаких результатов.

Ответственность за происшедшее легла на медперсонал, но поскольку милицию в психиатрию не пускают, а больным вообще-то рекомендуется не иметь при себе ничего ценного, ситуация постепенно устаканилась. … Мы сидели в палате все впятером и пытались привести мысли в порядок. Пал Палыч предложил мне партию в шашки.

Я сыграл и проиграл. Мы сыграли ещё десять партий, и я ни одной не выиграл. Я был в шоке, так как последний тест на ай-кью показал число 178, что само по себе наводит на размышления. У Костика началась истерика. Выяснилось, что Пал Палыч — мастер спорта по шашкам, и его этюды разбирала чуть ли не половина шашечно-обеспокоенного населения страны.

Всплыл ещё один факт. Костик был явно повёрнут на наручных часах. Он знал о них всё. Он с мечтательным выражением на лице рассказал о своей коллекции часов и в подробностях описал нам, как именно надо ухаживать за часами. Иногда мне кажется, что из всей компании он самый чокнутый. Но довольно и об этом. К этому моменту я знал, кто вор.

Но мои умозаключения требовали фактического подтверждения, а как раз этим я не располагал. Я до сих пор в восхищении от проделанной этим человеком комбинации. Если кто-то хоть что-то понял, дальше может не читать. Всё было очень просто. Украсть мог только тот, кто имел такую возможность и знал, что именно можно украсть.

Санитарку я исключил сразу, она не могла знать, что у Пал Палыча есть бумажник, а в бумажнике лежат 250 гривен. Значит, это был кто-то из нас пятерых. Себя я исключил, поскольку провёл ночь в мечтах, вспоминая все прелести медсестры. Когда я остановился в своих мыслях на анализе цвета и размера её сосков, до меня дошло: часы получил обратно только Стас, а значит, он ничего не потерял.

Теперь оставалось выяснить, кто и что приобрёл. Я подошёл к одной из сестёр, и спросил, как происходил наружный осмотр. Поскольку после истории с водкой меня считали абсолютно вменяемым, она мне рассказала, что лично ходила осматривать территорию вдвоём со Стасом, поскольку именно он поднял тревогу. Все сомнения отпали.

Стас изначально манипулировал людьми, включая медперсонал. Вам интересно, чем это всё закончилось? Я изложил свои соображения своим новым друзьям, дождавшись, пока Стас выйдет из палаты.

В раздевалке был учинён допрос с пристрастием, результатом которого явилась фраза Стаса: «Это Вадим (то есть я) всё вычислил?». Я действительно хорошо играю в шашки и шахматы. Но в тот момент я понял, что проиграл. Когда эти придурки явились к заведующему со своими дебильными претензиями, он распорядился выдать им галоперидол.

Стас по-прежнему периодически навещает отделение. Недавно я видел его на улице, он разговаривал с заведующим.